Благотворительный фонд "Доброе дело"

8-923-525-84-77

650000, г.Кемерово, ул.Кирова, д.4

Мы в соцсетях

Волонтеры

Фонд «Доброе Дело» приглашает ВАС к сотрудничеству! Нам нужны неравнодушные, энергичные, с активной жизненной позицией люди. Волонтерами не рождаются, ими становятся!

стать волонтером

 

СМИ о нас

В АПРЕЛЕ ЭТОГО ГОДА ОДИН ИЗ ПЕРВЫХ КУЗБАССКИХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ «ДОБРОЕ ДЕЛО» ОТМЕТИЛ СВОЁ 14-ЛЕТИЕ, СОБРАВ ДРУЗЕЙ И ПАРТНЕРОВ НА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ БАЛ. КОЛИЧЕСТВО И СОСТАВ УЧАСТНИКОВ ПОКАЗАЛИ, НАСКОЛЬКО АВТОРИТЕТНЫМ СТАЛ ФОНД ЗА ГОДЫ СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ ЕМУ ДОВЕРЯЮТ И УЧАСТВУЮТ В ЕГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ПРОЕКТАХ. ЕЛЕНА КОЛЕСНИК, ДИРЕКТОР ФОНДА, ПОДЕЛИЛАСЬ С «АВАНТ-ПАРТНЕРОМ» ИСТОРИЕЙ ЕГО СОЗДАНИЯ И СВОИМ ОТНОШЕНИЕМ К ЭТОЙ НЕПРОСТОЙ РАБОТЕ.

Елена Колесник: «Чтобы кому-то помогать, не обязательно быть богатым»

 

– Елена Александровна, не секрет, что работа фонда тесно связана с вашей семьей. Как вообще возникла эта идея – создать благотворительный фонд? Да ещё во времена, когда в отличие от сегодняшних, тельности почти никто не говорил.

– Да, действительно, учредителями фонда являются два физических лица – Александра Георгиевна Колесник и Елена Александровна Колесник и одно юридическое – ЗАО «Система Чибис».

Решение создать благотворительный фонд пришло, когда на бизнес обрушилась лавина просьб от людей, оказавшихся в трудной ситуации и нужно было не просто давать деньги, а разобраться, систематизировать помощь. Это решение созрело к 2000 году не вдруг и не случайно, оно было осознанным и поддерживалось всеми членами семьи.

Может быть потому, что я сразу после университета начала работать в интернате No6. И работала там 10 лет учителем истории и обществознания, И возможно, в этом причины появления впоследствии благотворительного фонда «Доброе дело» (хотя, тогда, в 1991 году и слова-то такого, благотворительность, никто не употреблял). У меня был двухлетний сын, и для меня – единственного ребёнка в семье, многое, с чем я столкнулась в интернате, было просто дико. Эти 25 детей, классным руководителем которых я стала – они, по сути, ничьи. По разным причинам. Глядя на таких детей, понимаешь, как много в жизни значат родители, которые не только оденут и накормят, но и научат, поддержат, приласкают. Понимаешь, как же многого не хватает детям, растущим без такой мощной поддержки, как родительская любовь. Для меня тогда это была школа жизни. Я стала учителем, многому научилась у коллег, там работали замечательные люди, и конечно у моих первых учеников. Это мои лучшие ученики. Мы и сейчас общаемся. И, конечно, все мои переживания (особенно, после прочтения «личных дел») я, в первую очередь, несла в свою семью, которая меня поддерживала и помогала. Это был 1991 год. Ещё у нас не было бизнеса (он начался в 1992 году). Тогда всем было трудно, но эти трудности были не сравнимы с тем, что переживали эти дети. Кроме того, помните, какая экономическая ситуация была в стране, соответственно и в интернате было много проблем, но, кроме всего прочего, не хватало даже ручек, тетрадей, Всё это я несла из дома, а в решении каких-то проблем участвовала вся семья. Это не была благотворительность. Это была нормальная человеческая реакция на чужую беду. И потом уже, когда бизнес встал на ноги, к 2000-му году пришла мысль создать фонд, продумать стратегию, чтобы сделать помощь таким детям более системной.

Что, по вашему мнению, главное, что удалось сделать фонду за эти 14 лет?– Первый директор фонда – Тарас Артурович Глазков, говорил: «Мы хотим подать пример, хотим, чтобы к нам присоединились». Миссия фонда: «выполнение социальных задач объединение усилий единомышленников, для помощи людям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию» Я думаю, что мы целенаправленно идём по этому пути. Тарасу Артуровичу пришлось сложнее. Ему, и Ольге Юрьевне Карасевой, его заместителю. Они были первыми, когда ещё почти никто этим не занимался, встречая порой непонимание, недоверие, но смогли, зато время, что проработали в фонде, сделать очень много. А главное – привлечь внимание многих людей к самой идее благотворительности. Мне кажется, что это не так уж мало. Нам 14 лет. За это время сделано немало добрых дел, но работы меньше не стало. Создан имидж и прочная репутация фонда. Благотворительный бал – это и первый, за 14 лет, день рождения Фонда и фотовыставка «Добрый взгляд», это и встреча единомышленников, людей которые помогают Фонду или давно и успешно занимаются благотворительной деятельностью! А главное, мы собрали деньги на лечение больной девочки Кати – 300 тысяч!

– Хотя Вы и стояли у истоков создания фонда, но возглавили его 3 года назад. Что уже сделано за эти годы? Какие планы на будущее?

– Да, я долго не могла решиться расстаться со своей любимой работой и 22 года проработала учителем истории. Я реализовала себя как учитель. Но мне кажется, что педагогика и благотворительность идут рядом. Всё закономерно, думаю здесь я нужнее.

Управление Фондом – это тоже бизнес-процесс, как и управление коммерческой организацией, только на выходе продукт деятельности должен получится особенный – благородный. Фонд – это мост между благотворителями и благополучателями.

В Америке это явление называется Cause related marketing CRM – маркетинг через благотворительность. Там этому учат, есть специалисты в сфере благотворительности. У нас Фонды – это личная инициатива, и учимся мы сами. Это маркетинг, только маркетинг благотворительной организации имеет особенности. Основное направление работы – привлечение финансовых средств и дальнейшее их распределение (фандрайзинг). Это и частные пожертвования, и средства наших постоянных партнёров. Хочется, чтобы партнеров становилось больше!

Конечно, у нас, как всегда в приоритете – дети: интернаты, детские дома, реабилитационные центры. Но сейчас мне более тяжело и более неспокойно. Тогда я этих детей знала и оберегала. Ведь не секрет, что многие из выпускников детских домов и интернатов повторяют неблагополучный сценарий своих родителей. Когда кто-то «вырывается», я безумно рада этому. Но боль за многих всё равно остается, как и ответственность за них. Поэтому сейчас, организовывая какую-то материальную помощь, мы думаем и о другой стороне, чтобы дать этим детям возможность увидеть, что бывает другая жизнь, что радость можно получать не только от игрушек и от вкусной еды, но и от просмотренного спектакля или занятия спортом. И я рада всем предложениям не только по материальной помощи, но и организации какого-то детского праздника, спортивного мероприятия, проведения спектакля...То есть мы отходим от разовой помощи, стремимся к долгосрочному сотрудничеству. По идее нужно их курировать и после выхода из детских домов и интернатов, чтобы дать им шанс на нормальную жизнь. Я про это думаю.

Ещё одно направление, которое было в фонде с самого начала – поддержка спортивных проектов. Сергей Александрович Колесник всю жизнь занимался и занимается настольным теннисом, поэтому совершенно естественно, что мы уже много лет поддерживаем Федерацию настольного тенниса г. Кемерово (С. А. Колесник – президент федерации настольного тенниса г. Кемерово – прим. «А-П»), но не только. Мы поддерживаем и спартакиаду инвалидов, и организуем спортивными школами.

Мы в хорошем контакте работаем с государственными органами. Мне очень приятно, что городская и областная администрации о нас знают (зимой этого года Е.А. Колесник была награждена медалью «Бизнес во имя созидания» – прим. «А-П») и поддерживают. И поддержка эта всегда важна. Конечно, благотворительные проекты, это, в основном, инициатива самих людей, но мы привлекаем внимание к проблеме, и тем самым помогаем государству решать социальные задачи. Мне кажется это очень верный путь – объединять усилия для решения общих проблем. Вот, например, акция «Белый цветок» родилась по инициативе наших студентов-медиков. Сама идея этой акции идёт ещё с конца 19 века, когда студенты собирали пожертвования на помощь тяжелобольным.. У нас эта акция адресная – мы собираем деньги для помощи конкретным людям. Так, например, собирали пожертвования для Максима Романова, больному меланомой, раком кожи. В супермаркетах города – Спутнике, Поляне, Чибисе были поставлены урны, и работали волонтёры. Человек желающий помочь, бросал деньги в урну для пожертвований и получал в благодарность Белый Цветок, символ акции, сделанный руками добровольцев. Вообще, помощь онкобольным – одно из основных направлений нашей работы.

Организация волонтерского движения – это то, что я считаю очень важным в работе фонда. Во-первых, у меня есть замечательный ресурс – это мои выпускники. Они сейчас участвуют в акциях нашего фонда и привлекают других. Во-вторых, я считаю, что участие в волонтёрском движении просто необходимо многим людям. Ведь, кроме благородной цели – помочь другим, участвуя в наших или каких-то других благотворительных акциях, человек реализуется сам, реализует свою человеческую потребность – быть нужным, полезным. Ну, и кроме этого, волонтерское движение – хорошая площадка для начала карьеры для многих профессий – психолога, педагога, журналиста, – для всех тех, где умение общаться с людьми – основная профессиональная компетенция. Поэтому мы приглашаем всех желающих присоединиться к нам, к нашему волонтёрскому движению. Для этого нужно просто зайти на сайт, заполнить анкету волонтера или позвонить в фонд.

– Понятно, что всем помочь невозможно, как выбираются проекты для финансирования?

– У нас есть основные направления работы, исходя из них, мы помогаем. Люди обращаются сами, где-то мы видим, что нужно помочь. Есть люди, которые никогда не попросят помощи, и мы ищем таких людей. А некоторые даже не знают к кому обратиться.

Мы небольшой фонд, и если на операцию, например, требуются огромные суммы, мы тоже обращаемся дальше – в более мощные фонды, пытаемся подключить как можно больше ресурсов. Но зачастую, люди не понимают специфики работы фонда. Некоторым кажется, что мы даём «деньги в конверте». Иногда бывает, что звонят – помогите, мама звонит, плачет... Мы объясняем условия, говорим, что мы можем, например, поставить урны в супермаркетах, провести какое-нибудь благотворительное мероприятие для сбора средств, и... люди отказываются. Потому что многие думают, что они придут, и им просто дадут деньги.

Как мы помогаем? Например, есть просьба, обращение в Фонд, дальше – сбор пакета документов, там всё (диагноз, выписки, документы, адреса), обязательно проверяем (задействуем юристов, врачей), принимаем решение, даем рекомендации, ищем деньги (урны для пожертвований, информация на сайте, ищем спонсоров и т.д. и т.п.). И только после этого перечисляем деньги клинике. Помогаем. Поэтому те, кто идёт в фонд за помощью, тоже должны быть готовы к максимальной открытости. Конечно, не всегда все получается, как хотелось бы. Но мы стараемся. У меня есть команда. Это люди профессионалы своего дела, у них есть основная работа, но они находят время на Фонд. Это юристы, аудиторы, топ-менеджеры, директора компаний – наших постоянных партнёров. Это люди заряженные на благотворительность. Мы – единомышленники. Это тоже огромный ресурс для успешной работы.

– Существует такое мнение, что «благотворительность должна быть анонимной». Как Вы относитесь к такому высказыванию?

– Я знаю очень много достойных людей, которые помогают инкогнито. Это их право. А фонд обязан говорить о своей работе. Чтобы благотворительный фонд работал, надо чтобы о нём знали. Отношение к благотворительности в нашей стране неоднозначное, чаще скептическое, иногда агрессивное Мы хотим возродить культуру благотворительности. Мы просто забыли, что благотворительность была всегда. Но мы над этим работаем. С волонтерами, со СМИ, с компаниями - партнерами. Мы привлекаем внимание к проблеме и решаем ее вместе – государство и общество. И это нормально. Просто всегда нужно помнить, что кому-то хуже, чем тебе. И возникает желание помочь – обычное человеческое желание.

«Доброе дело» – это бренд! Нам доверяют и это здорово! Присоединяйтесь! Мы открыты к сотрудничеству! Сделаем добро вместе! Вместе мы сможем изменить ситуацию к лучшему. И чем больше людей будет привлечено к благотворительности, тем лучше будет мир, в котором мы живём. Ведь, чтобы кому-то помогать, не обязательно быть богатым, нужно просто этого хотеть и делать добрые дела вместе.

– Что Вам дает силы в жизни? Чем Вы занимаетесь, кроме работы?

– Помогает, дает силы – ощущение, что я здесь нужна. И конечно, семья. Это давно мои единомышленники. Нас много.

Но на первом месте, конечно, поддержка мужа. Мы с ним однокурсники, историки. Когда у людей много общего, жизненные ценности, общечеловеческие качества – здорово. Сергей много лет ведёт, направляет не только семью, бизнес, а ещё и мне советует, подсказывает, как и куда двигаться в моей работе в фонде. И, конечно, поддерживает Александра Георгиевна, она возглавляла Фонд несколько лет, сейчас попечительского совета Фонда.

Но самые интересные и, как мне хотелось бы, успешные проекты – это наши дети. И они тоже помогают мне в работе – старший сын отвозит подарки в детские дома, всегда поддерживает, гордится моей работой, младший – волонтёр фонда, раздает листовки на акциях. Дочь отдаёт свои сбережения в урну для очень радуется, что помогла.

А ещё я очень благодарна судьбе за то, что мне всегда везло на хороших людей, по школе, по фонду, по жизни! А когда тебе много дано, хочется помогать!

Иногда нужно отдыхать, и мы любим путешествовать всей семьёй. Не важно, куда. Главное – вместе!